Блоги M0HCTP Гости из третьего рейха
         Одна из главных дуростей горбачёвского правления – т.н. «сухой» закон,а одно из его главных проявлений – т.н. «трезвые» комсомольские свадьбы. Повальной модой они тогда, конечно, не стали, спиртное всё  рано где-то находилось-доставалось, некоторые«консерваторы» даже самогон варили -  и свадьбы по-прежнему «захмелялись» назло мишкам, райкам, егоркам и прочим говорунам-«перестройщикам».
          Всё началось с того, что в один из июньских вечеров 1986-го года Вася и Оксаночка решили узаконить свои отношения. Радостное, конечно, дело, которое могло осложниться одним серьёзным«напрягом»: в стране , как я уже сказал, бушевал беспощадный «сухой» закон, а их родители , как васины, так иоксаночкины, не могли себе даже представить: да как же это так? Свадьба - и без спиртного! Дикость какая-то, пусть и  в свете «последних исторических решений».
         Ситуация осложнялась ещё и тем, что и Вася, и Оксаночка были не просто рядовыми комсомольцами, а работали в комсомольском горкоме по проведению воспитательной работы среди своих пока ещё неокомсомоленных лоботрясов-сверстников. Вот я и говорю -ситуация!
         Казалось, всё, тупик, но родители нашли-таки выход из положения. Они решили сыграть свадьбу у оксаночкиной бабки, которая проживала на забытом Богом и оксаночкиными родителями хуторе, который располагался втакой дремучей глухомани, что на него даже ни одна нормальная собака не забегала,кроме сумасшедших туристов, этих самоотверженных любителей экзотики.
         В общем, сгоняли они в выходные к бабке, объяснили, что и когда, и сколько народу, та головкой своей седенькой согласно покивала, поулыбалась понятливо. Дескать, делайте вычего хотите, мне уже абсолютновсё равно.
         И вот наступил он, торжественный день образования новой советской семьи!  Счастливые молодожёны и не менее радостно-возбужденные родственники и друзья приехали в положенное время в ЗАГС, подписались где надо, молодые поцеловались на теперь уже абсолютно законныхоснованиях, и покатавшись по любимому, подозрительно трезвому городу, выехали, наконец, на большую дорогу и поехали к бабке, гулять и веселиться подальше от любопытных и всегда готовых просигнализировать куда надо глаз и ушей.
         А надо сказать, что в это самое время один противный, но очень наблюдательный хлопец с соседнего с бабкой хутора собрался ехать на велосипеде на покос. Шустрый был мальчуган! И развитый не по годам! Ему ещё и пятнадцати неисполнилось, а он уже и матом ругался, и папироски курил, и уже доподлинно знал, что самогонка – это очень вкусный и полезный продукт, в котором масса витаминов и сто процентов жирности.
         - Эй, бабка! Гутен морген! – весело прокричал он, когда на своём велосипеде специально заехал к бабке, которая в ожидании городской свадебной делегации, мирно сидела-дремала на завалинке. –Чего расселась? Налей-ка мне стаканчик самогоночки!
         - Да что ты, что ты! – испуганно закудахтала бабка. – Какая ещё самогонка! Яеё уже сто мильёнов лет не гнала! И не думаю даже, весёлый паренёк!
         - Ты мне мозги-то не пудри! – сказал хлопец, моментально построжав лицом. –Я за твоей избой вон с той горной кручи ( и показал на кручу) специально три дня внимательно наблюдаю! Чего ж ты тогда в такую жарищу круглые сутки печку топишь? Скакой-такой преступной целью,а? Это только дурак не догадается, что гонишь. Ты кого обмануть хочешь?
         Бабка опять было кудахтать начала, но он эти её жалкие потуги сразу пресёк. Решительно и в корне.
         - Значит, так,- заявил он. – Или ты мне сейчас же стакан первача накатываешь, или у тебя два путЯ: самой идти сдаваться в нашу славную милицию, или я тебя сам на обратном пути сдам. Выбирай, только мигом!
         И ощерился, беспощадный вымогатель, в противной ухмылке.
         Ну, что тут поделаешь? Выбора не было. Бабка закряхтела, застонала, разогнулась еле-еле и в виде буквы «гэ» в хату поплелась.         Вытащила ему полную кружку, поклонилась, охнув в пояс: прими, касатик! Ещё неостылая!
          Крякнул гуцул довольно, мигом ту посудину опорожнил, крякнул от удовольствия ещё раз.
         - Ну, бывай пока! –крикнул напоследок,  рывком вбрасывая своё стремительное тело в велосипедное седло. – На обратном пути снова загляну! А как же с устатку-то! Обязательно!
         И стремительно унёсся в свою удивительно пейзажную даль. Вот такой это был ещё молодой, но уже опытный негодяй!
         Дорогие молодожёны и менее дорогие соответствующие гостенёчки прибыли на бабкин хутор в два часа пополудни.
         Ну, как ты тут, бабанька! – весело поприветствовал старушку один из гостей. – Бандера не особо беспокоит?
         - А у меня в шкапчике пулемёт! – похвасталастарушка. –Только я его не всегда достать успеваю, а то бы  - ух!
         - Правильно, бабка!– поддержал её другой гость, с комсомольским значком на груди, украшенном нарядной алой ленточкой. – И ещё гранатами их, гранатами!
         Вот так, с шутками-прибаутками, все зашли в просторную избу и, разместившись, за празднично украшенным и богатом на еду и выпивку столом (здесь-то кого бояться?), начали своё беззаботное торжество.
         А что же наш юный друг - велосипедный Шумахер -гарный гуцул? А он приехал надальний покос, снял с багажника косу – и «эх, раззудись, плечо, размахнись, рука!» Трава здесь, в глухом углу между высоких гор, куда очень редко нога человека, была густая и духмяная, и от энергичной косьбы, и от медового духмянства замечтался парнишечка, перестал смотреть себе под свои  трудовые ноги - и куда-то там совершенно не туда, куда надо, наступил! И провалился, мечтатель наш задрипанный!
         Провал оказался наудивление удачным: «Шумахер» ничего себе не повредил, если не считать того, что приложился стриженой башкой окакую-то железяку. Поэтому он сначала грязно выругался, потряс своей ушибленной головой, потом поднялся на ноги и, наконец, огляделся. Хотя в яме было довольно сумрачно, но свет, лившийся сверху, из дыры, выхватил определённые предметы, и наш гуцул, хотя и был без мозгов, но всё-таки сообразил, что провалился в бандеровский, оставшийся ещё с войны схрон.Ай да Шумахер! Это он, как говорится, удачно упал! Вокруг стояли ящички, ящики и ещё что-то привлекательно упакованное то ли в брезент, то ли в мешковину. Гуцул открыл ближайший ящик и восторженно цокнул языком:«шмайсмеры»! И все – в заводской смазке! То есть, хотьсейчас под венец, то есть, в бой! А здесь что? А здесь – патроны. А вот и пулемётик. Хороший пулемётик, и сбоку – два «цинка» с лентами. Он полазил ещё и нашел массу других занятных «игрушек», отгранат до немецкой полевой униформы и полицейских повязок. Да, богатый оказался схрон! Прямо склад! Нет, как же всё удачно слепилось: и приехал он именно сюда, на дальний луг, и косил именно в этом месте, и крышка схроновая очень вовремя подгнила, и он даже и не покалечился и на косу не сел! Аэто что во фляжках? Мать моя женщина – спирт! Нет, ну что запрекрасная жизнь может быть даже при «сухом законе»!
         Всё это восхитительно, но тут же возник следующий вопрос: что со всем этим богатством теперь делать? Наш гуцул поморщил свой не отягощённыймыслительными процессами лоби понял что. Надо спирту выпить! Обязательно! Это как раз тот случай, когда без бутылки действительно не разберёшься!
         И он, конечно же, выпил. И, как и следовало ожидать, алкоголь тут же сделал своё  благородное дело: наш гуцул-алкоголик моментально ПРИДУМАЛ!  А когда придумал, то скоренько выбрался на свежий воздух, вскочил на своего «железного коня» и что есть сил закрутил педалями. Уже через полчаса онбыл в ихнем гуцульском селе и, захлёбываясь от переполнявших его чувств, рассказывал своим сверстникам-односельчанам о случившемся с ним удивительном происшествии. Товарищи тоже пришли во вполне понятное волнение.
         - Едем! – дружно решили они. – И немедленно!
         Тут же оседлали своих «железных коней», гикнули, гакнули-  и понеслись.Мигом долетели до того поля, до того схрона, мигом туда забрались, мигом спирту натрескались ( а закусь с собой взяли – знаменитое гуцульское сало).
         -Эх, красота! – сыто отрыгиваясь, закатил глаза один из приехавших. – Кому бы сейчас в лоб заехать?
         - А у бабки на хуторе свадьбу играют, - вдругвспомнил ещё один приехавший.– Можно свадьбу погонять! Чтобони наш советский «сухой» закон, которому неукоснительно следуют все прогрессивные советские граждане, не нарушали!
         - Правильно! – одобрительно закричали со всех сторон.- Надо проучить, чтобы уважали наши всем народом любимые советские законы и соответствующую Конституцию!
         - А тот первый, который завёл разговор про мордобой (он, как выяснилось позже, уже в милиции, самым заводилой был, самым неугомонным бандеровцем) вдруг хитро призадумался.
         - Нет, - сказал он решительно после думы свой тяжкой. – Драться –это хулиганство, да и сдачи можно получить, - и ехидно осклабился. - Они и без мордобоя в штаны наложат.
         И заговорчищески наклонившись, что-то горячо зашептал своим заинтересованным товарищам…
         А свадьба тем временем беззаботно пела и плясала! Уже были произнесены и первые тосты, и вторые, и десятые, уже охрипли глотки откриков «Горько!»  и уже кто-тосладко похрапывал, уткнувшисьфизиономией в какое-то большое блюдо с высококалорийной закуской. Короче, уже всё было о,кей, когда в дверь избы требовательно постучали.
         - - Эт хтой-та тама? – удивилась бабка, эта все-таки бдительная женщина, несмотря на всеобщий загул. – Неужели этот… косец возвернулся? Вот ведь алкоголик ненасытный! Может, ина самом деле пулемёт из шкапчика достать, пугнуть его,неугомонного?
         - Бабка открыла дверь, и тут же в светлу горницу ворвались человек десять полицаев и немецко-фашистских солдат в полной боевой экипировке. Гости, изрядно задурманенные алкоголем, тут же прекратили исполнение задорных свадебных частушек и ошарашено уставились на непрошенных «товарищей».
         - Ну, чего, подлюки, замолчали? – высказался один из пришедших, по внешнем  виду –настоящий  ихний главарь, фашистко-гитлеровский оккупант, одетый в военно-фашистскую форму, обвешанную гранатами, пистолетами и автоматами. –А ну-ка, выходите на двор!
         Народ угнетённо молчал, с трудом переваривая эту дикую сцену. Полицаи? Гитлеровские захватчики? Откуда они, черты, взялись, если война уже сорок лет как кончилась? Бред какой-то! Такого не может быть! А, может, всё-таки не полностью закончилась? Может, так, слегка, для виду? Вот и верь после этого учёным историкам и продажным средствам массовой информации!
         - Ах, не может быть? – без труда прочитав эти их противоречивые мысли, злобно ощерился главарь. –А вот может! И если сейчас же не выйдете, то мы вас гранатами закидаем. Вот тогда и поверите,когда все превратитесь в ужасно обгореТые трупы в своих страшных мученьях.
         Угроза беспощадной и жуткой физической расправы подействовала на собравшихся очень убедительно, и они, угрюмо опустив головы, потянулись на улицу.
         - Стройся! – веселозаорал главарь. –Значитца, так!Комсомольцы, коммунисты, ветераны войны – шаг вперёд!
         Толпа не шевелилась. Люди лихорадочно соображали, что же это такое может быть. Если сюрприз, то довольно поганый: подняли под дулами автоматов из-за стола, выкликают особо избранных и самых уважаемых. Слишком оригинальные шуточки, чтобы принимать их за просто шуточки. Может, кино снимают? Но тогда должны были предупредить! Не что-то здесь не то…
         - Я понял, - сказалодин гость другому. - Эти деревенские дебилы спектакль устроили, чтобы самогонки на халяву нажраться. Нарядились вмаскарад, деревянные автоматы с деревянными гранатами на себя понавесили, и вот теперь выделываются. Небойтесь, ребяты, этих клоунов! Пошли этим деревенским олухамихние личики побьём!
         И он решительно двинулся было к главарю.
         -Стоять! – рявкнул тот.
         - Я те щас ж..  надеру, чёрт чубатый! - бесстрашно заявил наш народный герой, радостно потирая свои очень крупные по размерам кулаки. –И носюшку твою курносую в соплюшку размолочу, чтобы не мешал праздновать честным людям акт законного полового бракосочетания!
         - Ах, так! – осерчалглаварь и, пятясь от этого грозного товарища, передёрнулзатвор автомата и тут же дал поверх голов длинную автоматную очередь.
         Наш же герой, тут же поняв, что оружие –настоящее, а не из табуретки,моментально побледнел лицом, потом посерел, присел и неожиданно облегчился прямо в свои праздничные портки.
         - Настоящие… - ошеломлённо прошелестело по рядам обречённых. –Не артисты!Ой, мамоньки, чего делается! И где ж эти черти сорок лет отсиживались на наши бедные головы!
         - Ну, чего? –ободрённо крикнул главарь. –Убедилися? Так что, господа большевики и им сочувствующие, с нами шутить не рекомендую! Мы – настоящие! Повторяю ещё раз: коммунисты, комсомольцы и ветераны – шаг вперёд! Или всех положим!
         И по его знаку, в подтверждение серьёзности намерений, окружавшие его фашистские прихвостни и гитлеровские недобитки дружнонаправили оружие на совершенно растерявшихся свадебных гостей и участникови дружно защёлкали затворами.
         - Считаю до трёх! –проорал главарь, целясь из своего автомата в пузо ближайшего к нему угрюмого человека с лохмутом кислой капусты, застрявшим в  пышных усах, и, судя по глазам, испытывавшему в данный момент просто-таки животный страх.
         - Р-р-р-р-аз!
         - Господин начальник, херр фашист, айн момент! – раздался вдруг звонкий голос, и из расстрельного строя выскочил тщедушный мужичонка пенсионерских лет. – Я покажу! Я всех покажу! Вот этот… – и ткнул корявым пальцем в одного из стоявших, -…коммунист. А этот… - и последовал такой же жест в рядом стоявшего бледного паренька с полузакрытыми обморочными  глазами, -… из города, активист комсомольский! А вот эти – ветераны войны. Они беспощадно сражались с вами, нашими освободителями, от ненавистного большевистского режима, на фронтах и в партизанских отрядах.
         Да, вот такого неожиданного поворота событийне ожидали ни гости, ни сами«оккупанты»!
         - А ты кто? – оторопело спросил предателя главарь.
         - Не извольте беспокоиться, херр группенфюрер! –рассыпался перед ним льстиво-угодливой усмешкой этот иуда. -  Я всю войну продезертирствовал! Все четыре года в погребе просидел, чтобы вам, нашим освободителям, вреда не причинять! Так что я свой, буржуинский! Хайль Гитлер, товарищ фашист!
         Закончилась вся эта удивительная история довольно прозаично: кто-то из селян увидел всё происходящее и сообщил по телефону в город. Оттуда  к месту событий была срочно выдвинута поднятая по тревогеармейская часть, и«оккупанты», увидев, что их взяли в плотное кольцо настоящие воины непобедимой и легендарной Советской Армии,дружно побросали своё оружие на землю и так же дружно подняли руки. Конечно! Красноармейцы –не свадебные гости, они шутить не будут! Посекут из автоматов – и все дела!
         Потом было уголовное дело, был суд. Главарю за хулиганство в общественном месте дали полтора года, двум его самым активным помощникам из той шпанистой ватаги –по году условно, а дезертиру-предателю судья отмерил от всей души аж два с полтиной года общего режима! И правильно сделал! Как говорится, сколько верёвочке не виться! Нечего было в погребе сидеть, когда страна кровью истекала в смертельнойборьбе, а потом, через сорок лет, лакейски расстилаться перед представителями германского командова…, тьфу, этими ряжеными балбесами! Таким образом, справедливость восторжествовала, несмотря на срок давности. Всё правильно! Всё так и должно быть! И так и будет!
Комментарии(11)
starstarstarstarstar
Cредняя оценка 4.33
Оценило: 12 человек
Прочитало: 82 человек,215 раз

Твитнуть
→ Дневник M0HCTP
→ Все дневники
  Меню     Главная  
Версия: html / touch(beta)
7ba.Ru
[0.0096]